Сьюзан замерла возле вентиляционного люка. Крик оборвался столь же внезапно, как и раздался. Затем наступила тишина. Мгновение спустя, словно в дешевом фильме ужасов, свет в ванной начал медленно гаснуть. Затем ярко вспыхнул и выключился. Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Сьюзан Флетчер нетерпеливо мерила шагами туалетную комнату шифровалки и медленно считала от одного до пятидесяти.

Голова у нее раскалывалась. Еще немного, – повторяла она мысленно.

Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось.

Разве нельзя дождаться звонка Дэвида о той копии, что была у Танкадо. Стратмор покачал головой. – Чем быстрее мы внесем изменение в программу, тем легче будет все остальное. У нас нет гарантий, что Дэвид найдет вторую копию. Если по какой-то случайности кольцо попадет не в те руки, я бы предпочел, чтобы мы уже внесли нужные изменения в алгоритм.

Тогда, кто бы ни стал обладателем ключа, он скачает себе нашу версию алгоритма.

 – Стратмор помахал оружием и встал.  – Нужно найти ключ Хейла.

Забыла. – Там проблема с электричеством. – Я не электрик. Позвони в технический отдел. – В куполе нет света.

Но ведь у нас есть ТРАНСТЕКСТ, почему бы его не расшифровать? – Но, увидев выражение лица Стратмора, она поняла, что правила игры изменились.  – О Боже, – проговорила Сьюзан, сообразив, в чем дело, – Цифровая крепость зашифровала самое. Стратмор невесело улыбнулся: – Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. – Сейф Бигглмана, – протянула Сьюзан.

Стратмор кивнул.

Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью. Он спрятал свой ключ, зашифровав его формулой, содержащейся в этом ключе.

Она снова прошлась по кнопкам. Они не реагировали. – Выключите ТРАНСТЕКСТ! – потребовала .

Ты уверен, что его никто не купил. – Да вы все спятили. Это за четыреста-то баксов. Я сказал ей, что даю пятьдесят, но она хотела. Ей надо было выкупить билет на самолет – если найдется свободное место перед вылетом. Беккер почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. – Куда.

Стратмор поднял глаза вверх, собираясь с мыслями. – Сьюзан, – наконец произнес он еле слышно.  – У меня нет семьи.

Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла. 22: РУЧНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА 35 Беккер в шоке смотрел на Росио. – Вы продали кольцо. Девушка кивнула, и рыжие шелковистые волосы скользнули по ее плечам.

Директор! – кричал. ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то. Халохот повернулся к алтарю.

– Я, пожалуй, пойду. Меня ждет самолет.  – Он еще раз оглядел комнату. – Вас подбросить в аэропорт? – предложил лейтенант – Мой Мото Гуччи стоит у подъезда. – Спасибо, не стоит. Я возьму такси.  – Однажды в колледже Беккер прокатился на мотоцикле и чуть не разбился. Он больше не хотел искушать судьбу, кто бы ни сидел за рулем.

– Как скажете.  – Лейтенант направился к двери.

Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами – без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое.

Английское слово sincere, означающее все правдивое и искреннее, произошло от испанского sin сега – без воска.

Этот его секрет в действительности не был никакой тайной, он просто подписывал свои письма словом Искренне.

Сказал он. После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую. Притормозив, он задумался, в какую сторону повернуть, и в этот момент мотор его веспы кашлянул и заглох. Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень.

Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире.

В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение.

Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером – о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет. Сьюзан решила не заводить деловых разговоров, чтобы не портить настроение ни ему ни .

Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. – Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он – немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них.

– Keine Rotkopfe, простите.

 – Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник.

Это были голоса. Мужские голоса. Они долетали до нее из вентиляционного люка, расположенного внизу, почти у пола. Сьюзан закрыла дверь и подошла ближе. Голоса заглушал шум генераторов.

Что он делает здесь, в Испании, зачем спорит с этим психованным подростком. Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. – Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил.

Joomla 1.5 template: JM Victors Jewellery