То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным. Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело. Росио упала на него сверху и начала стонать и извиваться в поддельном экстазе. Когда он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху, она подумала, что сейчас он ее раздавит. Его массивная шея зажала ей рот, и Росио чуть не задохнулась.

Боже, поскорей бы все это закончилось, взмолилась она про .

Втроем, – поправила Сьюзан.  – Коммандер Стратмор у. Советую исчезнуть, пока он тебя не засек. Хейл пожал плечами: – Зато он не имеет ничего против твоего присутствия. Тебе он всегда рад. Сьюзан заставила себя промолчать.

ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. – Никому не позволено действовать в обход фильтров. – Ошибаешься, – возразила.  – Я только что говорила с Джаббой. Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам. – Никогда не слышал об.

– Никто не слышал.

Это не имеет отношения к делу. Нуматака выдержал паузу. – А если мистер Беккер найдет ключ. – Мой человек отнимет. – И что .

– Давай я тебе помогу. – Ах ты, пакостник. – Не знаю, что ты такое подумала. – Я рада, что поймала тебя, – продолжала.  – Мне нужен совет. Джабба встряхнул бутылочку с острой приправой Доктор Пеппер. – Выкладывай. – Может быть, все это чепуха, – сказала Мидж, – но в статистических данных по шифровалке вдруг вылезло что-то несуразное. Я надеюсь, что ты мне все объяснишь.

– В чем же проблема? – Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. – Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр.

Еще немного, – повторяла она мысленно.  – Северная Дакота – это Хейл. Интересно, какие он строит планы.

Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, – подумал.

 – Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее.

Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить.

Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру. Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта Гватемальская ява.

Затем он сел за письменный стол и начал их допрашивать, как школьников, вызванных в кабинет директора, а они по-прежнему стояли.

Говорила Мидж – излагая серию необычайных событий, которые заставили их нарушить неприкосновенность кабинета. – Вирус? – холодно переспросил директор.  – Вы оба думаете, что в нашем компьютере вирус.

Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: – Три. Разница между 238 и 235 – три. Все подняли головы. – Три! – крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем.

Джабба замер.

– О Боже! – Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. – Три – это простое число! – сказала Соши.  – Три – это простое число. Фонтейн пребывал в изумлении.

Это не вирус? – с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. – У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. – Что же тогда случилось? – спросил Фонтейн.

Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо. Из пулевого отверстия в виске хлестала кровь – прямо на. Росио попробовала закричать, но в легких не было воздуха. Он вот-вот задавит .

Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, – решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  – Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор. Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение.

Он не заметил в АНБ ни одного существа женского пола. – Вас это смущает? – раздался у него за спиной звонкий голос. Беккер обернулся и тотчас почувствовал, что краснеет. Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины. Глава Отделения криптографии АНБ была не просто женщиной, а очень привлекательной женщиной.

– Да нет, – замялся.  – Я просто… – Сьюзан Флетчер.

 – Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. – Дэвид Беккер.  – Он пожал ее руку. – Примите мои поздравления, мистер Беккер. Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался.

У Стратмора был смелый план – создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка.

Я тоже пацифист, – подумал Стратмор, – я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист.

– А как же принцип Бергофского. О принципе Бергофского Сьюзан узнала еще в самом начале своей карьеры. Это был краеугольный камень метода грубой силы. Именно этим принципом вдохновлялся Стратмор, приступая к созданию ТРАНСТЕКСТА. Он недвусмысленно гласит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, то есть математическая гарантия, что он найдет правильный.

Безопасность шифра не в том, что нельзя найти ключ, а в том, что у большинства людей для этого нет ни времени, ни необходимого оборудования.

Стратмор покачал головой: – Это шифр совершенно иного рода.

Wild Mouse Blackpool Pleasure Beach POV onride